12 лет

12 лет назад в текстильной промышленности было 26 тыс. рабочих, сейчас — 9 тыс. Мэры двух городков, Мерседес и Фрай-Бентос, вывесили объявления, что муниципалитеты не работают, потому что все служащие выехали за границу. Директор университетской клиники известил, что операции с искусственной почкой отменяются: из 35 специально подготовленных медсестер не осталось ни одной.

С какой стороны ни взглянуть на Уругвай, он производит впечатление безнадежно остановившейся машины. Журналисты предпочли работать в Буэнос-Айресе. Уехали балерины, музыканты симфонического оркестра, две трети университетской профессуры, певцы и актеры. За границей столько уругвайских футболистов, что из них можно составить национальную сборную, куда более сильную, чем имеющаяся.

За последние годы уехало более 10% уругвайцев. Эмиграция охватила главным образом возрастную группу между 20 и 50 годами. Поэтому на улицах Монтевидео чаще всего встречаются старики. В субботний вечер знаменитая набережная Сур пустынна. «Начинаешь понимать,— пишет А. Баини,— что имеют в виду социологи, когда говорят, что Уругвай сейчас «самая старая страна в мире»».

Экономический кризис и инфляция буквально пожирают страну. Режим проводит девальвацию за девальвацией. Стоимость жизни растет, зарплата заморожена, а если кто-нибудь пробует протестовать, то появляются войска или полиция.

Страна была богата. Ее называли латиноамериканской Щвейцарией. На протяжении 70 лет считалось, что каждого уругвайца при появлении на свет уже поджидают 12 голов скота, пасущегося где-нибудь там, во внутренних районах, представляющих собой одно необозримое ранчо. Армия не занималась политикой и не была кастовой.

Комментарии к записи 12 лет отключены

Filed under Без рубрики

Comments are closed.