А они говорят

А они говорят не в его пользу. Факты свидетельствуют, что, затевая «игру в перемирие», Хорти менее всего был заинтересован в быстрейшем заключении соглашения в Москве. Именно поэтому, посылая делегацию Фараго на переговоры, он не предоставил ей полномочий на подписание перемирия. Эти полномочия делегация получила лишь после того, как советские войска, нанеся ряд сильнейших ударов по гитлеровской и хортистской армиям в ходе Дебреценской операции, поставили их в крайне тяжелое положение.

О нежелании Хорти повернуть оружие против гитлеровских оккупантов свидетельствует и тот факт, что он ничего не сделал на практике для выполнения предварительных условий соглашения о перемирии, хотя Советское Верховное Главнокомандование, выполняя его просьбу, приостановило на время наступление своих войск, чтобы дать возможность венгерской армии подготовиться к выполнению условий перемирия. На переговоры с командованием 2-го Украинского фронта Хорти направил полковника Лоранда Утташи, занимавшего второстепенный пост в министерстве обороны и оказавшегося некомпетентным решать вопросы, связанные с практическим выполнением условий перемирия по военной линии. После встречи с Утташи Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский не без оснований сделал вывод о намеренном затягивании хортистами времени, чтобы «вывести свои части из мешка, в который они попали в Трансильвании» *.

Выслушав на ходу доклад Утташи об итогах переговоров, Хорти заявил: «Как-нибудь выкрутимся!» И регент «выкрутился». Отдав себя и свою семью утром 16 октября под защиту гестапо, Хорти впоследствии с помощью своих английских и американских покровителей избежал Международного военного трибунала. Свою роль в этом сыграла п его прокламация о выходе Венгрии из войны (которая, кстати говоря, на другой же день была преподнесена им как «недоразумение»). Подписывая ее, Миклош.

Комментарии к записи А они говорят отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.