Чтобы не подрывать

Чтобы не подрывать своего престижа в чиновничьих кругах, мы вынуждены были сделать bonne mine a mauvais jeu* и оправдать их, задним числом разрешив им выйти на работу.

Самым главным противником планомерной ликвидации саботажа было, однако, время. За несколько месяцев советской революции большевики научились неплохо оперировать с государственным аппаратом. Пускай этот аппарат работал прескверно, это было неважно. Важно было другое: постепенно вокруг численно ничтожной партийно-большевистской группы появлялся тоненький вначале, но все утолщавшийся слой «своих людей». Большевики придавали этому гораздо большее значение, чем технически правильному ходу работы государственного аппарата. Нередко они сознательно путали карты, сажая на ответственные места невежественных, но «своих» людей и подчиняя им людей опытных и знающих, которым они не доверяли. При таком порядке вещей начинал вырабатываться новый вид чиновничества, а именно «спецы» — люди технически пригодные, политически малонадежные, но поставленные в такие условия, при которых они могли быть полезны, но никак не вредны.

Большое значение имела и Февральская революция, успевшая насадить и в чиновничьих кругах своих людей. В огромном числе случаев новые назначения были малоудачны, но теперь, попав в общую саботажную массу, эти люди были каким-то промежуточным элементом в чиновничестве, не имея там корней. Ссылаясь на лояльность в отношении Временного правительства, нигде не проводили различия между кадровым чиновничеством и «мартовскими чиновниками», но фактически разница чувствовалась, и это еще больше отбрасывало петербургское чиновничество вправо. Но, независимо от тех или иных настроений и запоздалого сожаления о монархии, так некстати безвозвратно исчезнувшей, тяга «на работу» все больше и больше пробивалась наружу, и постепенно правительственные учреждения начали работать.

Комментарии к записи Чтобы не подрывать отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.