Для полной ясности

Для полной ясности мы решили с красногвардейцами, которых нам выделили в Юуруском волостном исполнительном комитете, подъехать к мызе Майдла и своими глазами посмотреть, что там происходит.

В мызе мы обнаружили свежие следы бегства кавалеристов, покинувших имение прошлым вечером, но никто не знал, в каком направлении. Очевидно, они узнали о готовящемся против них походе и разбежались, спасая свои шкуры.

В господском доме мы нашли баронессу Майдель, немолодую женщину, которая с распухшим красно-синим носом лежала в постели. Тут же находились и три дочери барона, старшей из которых, согласно паспорту матери, было всего семнадцать.

Осмотрев все комнаты и не обнаружив ни оружия, ни каких-либо подозрительных лиц, мы отправились в обратный путь. Во дворе мызы нас остановили двое крестьян. В руках они держали какие-то бумаги.

— Вы не из Таллина будете?

— Да, из Таллина!

— Может тогда вы нам уплатите за овес и сено, как вот здесь указано?

— А кто вам дал эти расписки?

— Как кто? Конечно, командир кавалеристов, которые стояли здесь на прошлой неделе. А вчера вечером ускакали куда-то очень быстро.

— У меня сейчас с собой столько денег нет, — начал я осторожно. — А вам не сказали, где в Таллине получить деньги?

— Сказать-то сказали, — ответили мужики. — Да нам бы лучше сразу здесь рассчитаться.

— Покажите-ка мне адрес, я посмотрю, правильно ли он записан, — сказал я безразличным тоном.

В адресе была указана улица Лай и номер дома.

Я мгновенно сообразил, что в том доме, наверняка, находится какой-то центр контрреволюции, финансировавший кавалерийский полк. Спеша на поезд, я представлял себе, какой чувствительный удар мы нанесем врагам революции, ликвидировав этот центр. Приехав в Таллин далеко за полночь, я прямо с вокзала помчался в штаб Красной гвардии. Не сомневаясь, что вражеский подпольный центр окажет яростное сопротивление, я взял с собой двадцать вооруженных рабочих, и мы быстрым шагом отправились на улицу Лай. Окружив дом, мы больше получаса колотили в дверь, прежде чем ее отворили. Обыскав весь дом от подвала до крыши, мы не нашли ничего подозрительного. Я проверил домовую книгу. Выяснилось, что один из офицеров кавалерийского полка, будучи школьником в Таллине, действительно, жил в этом доме, но с тех пор прошло много лет. За эти годы сын начальника Раквереской почтовой станции стал сначала ротмистром царской армии, а потом одним из активных организаторов кавалерийского полка из сынков эстонских кулаков.

Комментарии к записи Для полной ясности отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.