из наших документов

При вычленении из наших документов собственно крестьянско-сеньориальных конфликтов мы пользовались следующим методом: 1) не принимали в расчет те протоколы, в которых по имени первого из названных ответчиков или по его титулу можно определить его статус феодала (известная феодальная фамилия, аббат, еписком, граф, барон, рыцарь, вяльвассор и т. д.); 2) использовали те тяжбы, в протоколах которых прямо указано, что значительную часть их участников составляют вилланы или свободные крестьяне лорда, с которым велась тяжба, или если фамилии тяжущейся группы лиц, а также наличие в их числе священников или сельских ремесленников позволяют предполагать ее простонародный состав. Вторая сложность в отборе «чистых» крестьянско-сеньориальных конфликтов состоит в том, что иногда они возникали не между лордом манора и его держателями, а между ним и держателями соседних деревень, которые с давних пор имели общинные права в одних и тех же угодьях. Разделить эти два типа столкновений на основе крайне скупых формулировок протоколов в большинстве случаев не удается. Поэтому мы сочли возможным рассматривать и те и другие в качестве крестьянско-сеньориальных конфликтов во всех тех случаях, когда в выступлении крестьян не прослеживается лидерство их лорда.

Как видно из таблицы, нам удалось обнаружить 116 подобных крестьянских выступлений. Число их нарастало от первой половины XIII в. (издания Мертонского статута в 1236 г.) к концу XIII и началу XIV в. Если до 1236 г. в нашем материале только 13 таких тяжб, то в 1236—1300 гг. их 31, а в первой половине XIV в.— уже.

Эти выступления имеют два главных отличия от коллективных тяжб из-за ренты. Во-первых, в подавляющем большинстве тяжбы из-за огораживаний возникали как итог коллективных насильственных действий крестьян (105 случаев из 116). Во-вторых, в них участвовали не только вилланы, но и лично свободные крестьяне.

Что касается первой из этих особенностей, то она весьма интересна тем, что показывает отмечавшуюся уже условность грани между «легальным» и «нелегальным» протестом крестьян. Прежде чем конфликт становился предметом судебного разбирательства, крестьяне пытались осуществить свои права на спорные общинные земли путем коллективного насилия: разрушали изгороди и рвы, производили потравы и порубки на огороженных участках, разрушали изгороди, возведенные на общественных дорогах, и т. п. При этом нередко такие действия производились большими группами людей — до 100 человек и более, и «с применением насилия» (vi et armis).

Комментарии к записи из наших документов отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.