мне предстояло

Итак, мне предстояло длительное путешествие в незнакомый мир. Грусть расставания несколько сглаживалась тем, что как раз за несколько дней до моего отъезда отец получил более или менее приличную работу.

Долгое время чайной вильяндиского «попечительства о народной трезвости» заведовал дядя моего отца Реннит. Из-за преклонного возраста он попросил освободить его от должности, и отцу удалось занять это место. Чайная находилась в центре города, у базара, и имела шесть или семь комнат; публику туда больше всего притягивали два бильярда. По вечерам там собирались люди. Одни играли, другие просто смотрели, третьи заключали пари или ждали своей очереди. И бильярд, и чайные столы принадлежали государству, поэтому доходы от них ежедневно строжайше учитывались. Отец получал десять рублей зарплаты в месяц, плюс квартира в том же доме с казенным отоплением и освещением. Позднее папа с мамой стали торговать еще продуктами и папиросами. Доходы от них не принадлежали казне и давали дополнительные средства к существованию.

Хотя мои домашние теперь могли не бояться прежней нужды, я все-таки покидал их с тяжелым сердцем. Весна в тот год пришла рано. Когда утром 13 марта мама провожала меня на станцию, на полях белели только редкие островки снега. Но даже эта картина просыпающейся природы не изменила моего мрачного настроения. Ведь я отправлялся в чужие места. Какой он, этот далекий край, как примут там меня? Наверное, и мама думала о том же.

Сердце мое защемило. С каким удовольствием я вернулся бы сейчас домой! Но я ехал на заработки. Всю прошлую зиму мы прожили на картошке с солью и воде. Предстоявшее путешествие должно было положить конец этой убогой жизни. Поэтому я подавил волнение и решительным шагом направился к поезду. Последние вопросы, советы, поцелуи, слезы … Потом третий звонок, свисток кондуктора, и поезд тронулся. Все дальше увозил он меня от машущей платком мамы, а скоро и городские постройки Вильянди скрылись за холмами.

Проехали Мыйзакюла, Валга, Псков, Старую Руссу, Бологое … Промелькнули и другие станции, пока я не добрался туда, где мне предстояло жить и работать, — в Осташков, расположенный на берегу озера Селигер. До сих пор я знал об этих местах только по урокам географии в «школе господина Мауруса», и а которых мы зазубривали названия городов Тверской губернии: Тверь, Торжок, Осташков, Кимры, Вышний Волочек. Еще я знал, что в этом городе шьют много сапог, в том числе знаменитые «осташи» для охотников и рыболовов.

В Осташков поезд пришел поздно вечером. Когда извозчичьи сани, на которых я ехал от станции, остановились на центральной площади перед аптекой Хансена, стрелки часов приближались к одиннадцати. Я еще не успел вылезти из саней.

Комментарии к записи мне предстояло отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.