Смирницкая

Смирницкая, Калюжная, Ковалевская, Корба, Лещерн, Ивановская, Якимова и Ананьина перестали принимать пищу, каковая голодовка продолжалась до 22 августа, несмотря на то, что пища целые дни стояла перед этими арестантками и жандармские унтер-офицеры подтвердили, что голодавшие пищи со стороны получать не могли. В то же время на столбах в Средней Каре были расклеены афиши, в которых объявлялось, что государственные преступники, в виду недостойного поведения исполнителей при взятии Ковальской, решили голодать и своей смертью выразить протест против такого с ними обращения и неправильных действий коменданта Масюкова, который свои обязанности передал по неизвестной причине обще-каторжной администрации и допустил каторжных распоряжаться личностью Ковальской.

С того времени и по осень 1889 года происходили постоянные неудовольствия между комендантом Масюковым и женщинами преступницами, причем последние несколько раз ходатайствовали об отозвании его, отказались получать через его руки посылки, деньги и письма и заявили/ что совершат что-либо противозаконное, чтобы тем заставить начальство избавить их от личных сновидений с г. Масюковым.

„31 августа 1889 года преступит а Сигида подала коменданту Масюкову, около полугода перед этим прекратившему посещения тюрьмы, письменное заявление о желании видеть его, прося для этого приехать или в каторжную тюрьму на Усть-Каре в 15 верстах от квартиры коменданта на Нижней Каре, или вызвать ее в Нижнюю Кару. Комендант Масюков послал унтер-офицера Голубцова привезти Сигида, приказав ему перед этим обыскать ее, которая при обыске заплакала и заявила, что она не для этого просила вызвать ее.

Привезенная в Среднюю Кару и введенная в квартиру коменданта Масюкова, где находились смотритель государственной тюрьмы Пахаруков и жандармы Голубцов и Помялов (первый вышел в отставку, второй находится еще на службе), Сигида, в присутствии этих лиц, на вопрос коменданта, что ей нужно, начала горячиться, „находить» на коменданта и, восклицая, что преступницы давно просят об удалении его, Масюкова, бросилась на последнего и, не будучи никем удержана, ударила его рукою, причем комендант от удара успел уклониться, так что рука Сигида только скользнула по голове его, плюнула, «загоготала», по выражению унтер-офицера и впала в истерику, схваченная за руки жандармами.

Комментарии к записи Смирницкая отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.