Социальная практика

Социальная практика не единожды доказала, что в любой стране, где владычествует капитал, еврейство становится ареной ожесточенной классовой борьбы. Кому, например, не ясно, что «знатные» миллионеры Кишинева 30-х годов Коган, Левинзон, Шварцберг и отважная революционерка Хая Лившиц или молодой рабочий Элик Кацап, шедший со знаменем в первых рядах демонстрации кишиневских рабочих 10 июня 1932 года и сраженный жандармской пулей, были братьями не в большей мере, чем крупнейшие помещики-неевреи Синадино и Крупенский были «братьями во Христе» своим батракам-молдаванам, Павлу Ткаченко или Антону Онике?

Вдумайся во все это, читатель: в то время, когда кишиневский богатей, мукомол Коган заключает миллионные сделки с румынской оккупационной администрацией, рабочий Кацап принимает смерть от руки королевского карателя.

Зайдите в Сорокский городской парк. Там вы увидите портреты бесстрашных подпольщиков, погибших в фашистских застенках: русские А. Коротков и В. Климов, молдаване Борис Главан и Елена Сырбу, евреи И. Моргенштерн и У. Гриншпун. Таково подлинное братство, братство по классу, по революционной борьбе за достойную человека жизнь. И вот этому братскому единству борцов всех национальностей против насильников и поработителей, опять же всех национальностей, сионисты хотели бы противопоставить свое убогое и лживое «братство», которое-де связывает «кровными узами» еврея-пролетария с евреем-заводчиком.

Комментарии к записи Социальная практика отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.