Стали резко отгораживаться

Стали резко отгораживаться от тех общинно-крестьянских идиллий, которые живописали их непосредственные предшественники (Златовратский и др.), и беспощадно разоблачать нарастающую власть «купона», торжество «кулака» и «мироеда» в деревне и прогрессирующее разложение и вырождение общины; как под влиянием неумолимых фактов действительности стали расходиться, раскалываться и вступать во взаимную борьбу едва только родившиеся революционные организации. Этот хаос противоречивых и сталкивающихся друг с другом идей и пытался охватить и систематизировать Лавров в своеобразной амальгаме новых «марксистских» взглядов со старыми «народническими».

Амальгама достигается тем, что на первый план выдвигаются самобытные особенности той русской почвы, на которую падают семена капиталистического развития. Эти особенности заключаются «в живой общественной единице мелкой поземельной общины и в живой общественной единице подвижной рабочей артели»: благодаря им русский народ и является априори «подготовленным к развитию социалистического общежития». Но благодаря им меняется и социальная субстанция того «рабочего класса», который призван совершить социалистическую революцию.

В Западной Европе это — фабрично-заводской пролетариат; в России — это, главным образом, рабочие примитивного, ручного и ремесленного труда (плотники, грузчики, сельскохозяйственные рабочие и т. п.), объединяющиеся в вольные и «подвижные», кочующие по всей стране «артели» и еще больше, чем эти рабочие, рабочие земли — крестьяне. Они разрознены и разбросаны по всей стране, друг с другом не связаны. Но именно поэтому исключительное значение приобретает социалистически настроенная интеллигентская молодежь. Дело ее «социально-революционного союза» заключается в «организации связи между сельским населением, одинаково страждущим в разных частях России, но лишенным солидарности» (сборник «Вперед!», т. 4).

Комментарии к записи Стали резко отгораживаться отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.