Стремясь отмести

Стремясь отмести могущее возникнуть опасение, что запрещение немецким адвокатам принимать к защите дела поляков может привести к трудностям для них в плане конкуренции, судья пишет следующее:

«То опасение, что в будущем бывшие польские адвокаты смогут привлекаться поляками в качестве юридических консультантов и оказывать влияние на них1, представляется мне необоснованным. В подведомственном мне районе присоединенных восточных территорий, где зарегистрировано всего три адвоката, хотя население составляет около миллиона, мы не наблюдаем, чтобы бывшие польские адвокаты занимались деятельностью, связанной с правовыми вопросами.

Разумеется, для суда намного легче, когда дело обвиняемого представляет им адвокат в удобном для рассмотрения виде и на немецком языке. Однако судья должен отказаться от этого удобства, когда стоит вопрос о столь важных для германского народа вещах».

Трибунал, безусловно, будет располагать возможностью изучить все эти документы, а также увидеть, сколь безжалостным образом претворялось в жизнь такое «специальное законодательство». Может быть, и излишне приводить здесь высказывание президента оберландсгерихта в Данциге, который суммирует «ситуацию» в своем районе за двухмесячный период 1942 года, после даты вступления в силу декрета от 4 декабря 1941 г. «За период, о котором я докладываю,— говорит он,— жалоб на слишком мягкие судебные решения не было».

Вскоре после вступления декрета в силу подсудимый Шлегельбергер имел беседу с генерал-губернатором2 и разработал систему администрации с учетом положений декрета от 4 декабря 1941 г. Эта система: (1) предусматривала суммарные военно-полевые суды, (2) предоставляла генерал-губернатору исключительное право амнистии и (3) разрешала содержать гражданских лиц в виде заложников.

Комментарии к записи Стремясь отмести отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.