В Муроме

В Муроме к 1573 г. запустело от «поветрия» 83 % дворов, бывших на посаде, не функционирует большинство лавок. Пустой стоит Кашира: сожжен посад и торговые заведения (104 лавки и 315 дворов), сожжена и крепость. В Коломне в 1578 г. было всего 12 тяглых дворов. Писцы, прибыв в Коломну, обнаружили на посаде явные признаки обветшания, запустения. На дворах князя Владимира Андреевича, Ивана Вельского «все хоромы ветхи», «хоромы и городьба огнили и обвалились». Не многим лучше обстояло дело и на государеве царском дворе, где «ворота развалились», «замет обалился». Ряд монастырских келий не заселены, монастырские ворота, изгороди «погнили», «обвалилися». В Ямской слободе описаны пустые дворы и дворовые места, «а люди с тех мест вымерли». В слободке коломенского владыки число дворов сократилось вдвое. На треть убавилось лавок на посаде. Заброшенные церкви стоят «без пения» и сведений о них дать некому, так как «сторожильцы вымерли». Следовательно, ближайшей причиной запустения Коломенского у. была свирепствующая в этом крае эпидемия, унесшая множество жизней. Край обезлюдел. В этом и кроется причина столь малого числа тяглых дворов на посаде, факт, смущавший исследователей, в том числе и Тихомирова. Писцы зарегистрировали помимо 12 жилых дворов, «в пусте 249 мест дворовых». Да в 54 бывших черных дворах поселены были «черкашене». Итого ранее на посаде насчитывалось свыше 300 тяглых дворов, к моменту же переписи осталось менее 4 % прежних тяглецов.

Правительство предпринимает ряд мер для возрождения городских посадов, и в первую очередь Москвы. В XVI в. существовала практика «сведения» торгово-ремесленного люда из одного города в другой. Так, после падения Казанского ханства в Казань были переселены представители посадов других городов. Такая же политика была применена в отношении опустошенной теперь Москвы. Сюда сводятся на постоянное жительство наиболее крупные торговцы и ремесленники из Твери, Можайска, Двины и других мест. «Московский сведенец» тверетин Г. А. Тушинский занимался производством мыла и торговлей солью, а возможно, и рыбой. Об его богатстве свидетельствует тот факт, что в 1571/72 г. он передает в Троице-Сергиев монастырь каменный храм с приделом «своего сооруженья», а также «3 поварни мыльных. .. да онбар соляной». Из Можайска, судя по описанию 1595/96 г., было переведено в Москву не менее 5 семей. Часть из них сохранила за собой лавки в Можайске.

Сократилось число жителей и количество культивируемых земель в сельских местностях. В Васильцеве стане, примыкавшем к Московскому посаду, в вотчинах распахивалось всего 20 % всех посевных площадей, в поместьях и того меньше — 12 %. Столь же плачевная картина в монастырских и епископских владениях: 15 и 11 % (см. табл. 13).

Комментарии к записи В Муроме отключены

Filed under Необычная история

Comments are closed.